«Болезни делятся на прибыльные и убыточные»: Врач из Астаны — о своей разработке, бюрократии и проблемах медицины

Постоянные зрители научно-популярной конференции TED — в том числе, астанинской ее версии — знают, что врачи здесь — очень частые и горячо любимые спикеры. В этот раз на TEDxAstana выступил специалист центра онкологии и трансплантологии Астаны, врач-комбустиолог Кабылбек Абугалиев. На сцене он делился историей того, как создал биологические повязки для людей с сильными ожогами и трофическими язвами. После своего выступления Кабылбек Ризабекович рассказал корреспонденту о  бюрократических проволочках и сложностях работы комбустиолога в Казахстане, а также объяснил, почему повязки важны для имиджа страны.

Кабылбек Ризабекович появляется на сцене TEDxAstana под внимательными взглядами аплодирующих зрителей. Он строгий, серьезный и в костюме, и где-то глубоко внутри появляется ощущение, что тебя вот-вот отчитают. Но как только доктор начинает говорить, ты нутром ощущаешь, как сильно он волнуется. Кабылбек Ризабекович говорит тихо, медленно, но уверенно — чувствуется, что у врача внутри накипело.

«А вы знаете, кто такой комбустиолог?» — задает он вопрос в самом начале своего монолога.

По залу пробегает неуверенный шепот, кто-то робко — практически «про себя» — говорит «да». Но более уверенно звучат отрицательные ответы. Не дожидаясь развернутых ответов — таков уж формат мероприятия — Кабылбек Ризабекович объясняет, чем занимается врач с непривычным нашему уху названием «комбустиолог».

«Врачи-комбустиологи занимаются одним из тяжелых направлений в хирургии — лечением ожогов», — объясняет он.

Сам Кабылбек Абугалиев— врач высшей категории с 33-летним стажем и кандидат медицинских наук. И уже несколько лет он трудится над проектом по организации производства биологических повязок для лечения ожогов и ран.

«Обширные глубокие ожоги — это когда 20 и более процентов кожи практически утеряны. Что такое 20 процентов? Для сравнения, площадь вашей ладони — это всего 1 процент вашего тела. В нашей стране, как и в прошлом веке, для перевязок используются марлевые повязки. Из-за сетчатого строения они прилипают к ране, доставляя сильнейшие страдания во время смены повязок», — говорит доктор.

Но, как многие казахстанские ученые, врач столкнулся с абсурдными реалиями: за свою разработку он получает награды, признание, внимание журналистов и даже гранты. Тем не менее, до финансирования производства и поддержки государства дело практически не доходит. А еще больше ситуацию осложняют бесконечные изменения руководства и реструктуризации во многих медицинских заведениях.  

Монолог Кабылбека Абугалиева — это не просто выступление, это действительно личные переживания за пациентов и медицину. И тревожат его не только марлевые повязки, но еще и отсутствие банка кожи. Вдобавок, сетует он, в Казахстане не развивается комбустиология: в основном, ожоговые отделения открываются при больницах, а полноценные центры оказываются нерентабельны. К слову, сам он сейчас трудится в национальном научном центре онкологии и трансплантологии в Астане.Только вот уже не над лечением ожогов, а над их последствиями: ныне он —реконструктивно-пластический хирург.

Источник

Просмотров: 146
Категория: 
�����