Нас называли сумасшедшими. Слабовидящий алматинец о велотурах, стойкости и первом свидании

Бахтияр Базарбеков полон идей, энтузиазма и сил. Он любит путешествовать на велосипеде, а потом создавать видеозаметки. Чаще окружающие не замечают, что алматинец почти слеп. Пятипроцентное зрение не мешает ему быть прекрасным семьянином, вести бизнес, заниматься спортом и мотивировать людей с инвалидностью. TengriMIX узнал, что движет столь целеустремленным человеком.

Родители нам ни в чем не отказывали

Родители Бахтияра имели инвалидность по зрению и вместе работали в общественном объединении "Казахское общество слепых". Пару предупреждали, что дети унаследуют недуг. Несмотря на тягости судьбы, супруги подарили жизнь троим. У них у всех оказались проблемы со способностью видеть. Базарбековы организовали фонд поддержки детей и молодежи – инвалидов по зрению "Анашым".

"У родителей была инвалидность по зрению. Им говорили, что заболевание наследственно передастся детям, мол, зачем рожать. Тогда для них это было большое испытание, и их состояние тяжело понять. Особенно когда у нас у всех троих одинаковый диагноз. В возрасте трех месяцев в связи с врожденной катарактой мне удалили оба глазных хрусталика. Сейчас у меня пятипроцентное зрение. Это как файл в два раза сложить и смотреть через него. У младшего брата около 10 процентов зрения, у сестренки - около 20", - рассказывает собеседник.

Тогда мать и отец поставили задачу достойно воспитать потомков, дать им качественное образование и научить жить без страха. Родители ни в чем не отказывали детям: покупали все, что они пожелают, водили в разные кружки, любили и поддерживали."Конечно, было много негатива. В детстве обзывали очкариком. Бывало, ругань с ребятами доходила до драк. Это были дополнительные комплексы и стрессы. Я закрывался дома, стараясь не выходить на улицу. Однако родители сделали для нас больше, чем могли. Дали нам воспитание, образование и веру в то, что, несмотря на недуг, мы можем ощущать себя полноценными членами общества и вносить вклад в развитие нашей страны. Мама и папа баловали нас, никогда ничего не запрещали. Покупали самокаты, коньки, велосипеды. В детстве машин было не так много, мы катались во дворе. Мы всегда были окружены лаской и пониманием. Семья была дружная", - вспоминает мужчина.

Бахтияр Базарбеков учился в интернате для слабовидящих детей, посещал вечернюю школу. Дружил с такими же, как и он. Домой приезжал только по выходным, поэтому частенько скучал по родным.

"Я учился в специализированной школе. Меня в понедельник родители отвозили в школу, в субботу забирали. Я скучал по родным. Хорошо, что всегда есть добрые люди. Я все еще помню мою первую учительницу Анастасию Федоровну. Тогда она была пенсионного возраста, прошла войну. Она была учителем от бога, научила многому, поэтому я сумел воспринимать мир правильно", - говорит молодой человек.

Ребята забывали, что я не вижу

Больше всего Бахтияр любит вспоминать студенческие годы. В 2000 году он окончил КазГЮА по специальности "юрист". Именно здесь скованный парень с инвалидностью получил полную свободу и изменил свое отношение к миру.

"В детстве я в основном общался с незрячими, как говорится, варился в собственном соку. Родители хотели, чтобы я стал юристом. Но мне эта специальность совсем не нравилась. Я не чувствовал себя юристом и не пытался им быть. Учился ради того, чтобы получить высшее образование. У меня был диктофон, я записывал лекции на аудио. Дома переписывал их, используя шрифт Брайля", - поясняет собеседник.

В вузе студент обрел настоящих друзей, которые относились к нему по-человечески и часто забывали о его недуге.

"В университете у меня появились друзья, которые очень помогли в учебе, да и по жизни тоже. Это были интеллигентные, осознанные люди. Они не относились ко мне с жалостью. Однажды мы сидели в кафе, официант принес меню, а ребята его мне передают и говорят: "Бери, Бахтияр, выбирай, что будешь". Они забыли, что у меня плохое зрение. Я им в ответ: "Парни, я не вижу, прочитайте, что там на обед". До сих пор мы дружим", - улыбаясь, делится 41-летний Бахтияр.

После университета братья основали студию по фото- и видеосъемке. Многие отговаривали семью открывать бизнес, утверждая, что для слабовидящих это сложное занятие. Однако вот уже 17 лет они создают фильмы и видеоролики, в том числе социальные и некоммерческие.

"Я стал режиссером. Профессия, в которой, казалось бы, важно хорошее видение. Мне кажется, что если есть стремление - появляются возможности. У незрячих есть другие таланты, например, слух. Я распознаю на уровне интуиции. Допустим, игру актеров сужу по их интонации. Я говорю: "Ты не улыбаешься". Они удивляются: "Как ты узнал?" Потому что по голосу слышно. Режиссура - это то, что меня кормит, и мое увлечение одновременно. Мне нравится создавать социальные ролики и кино. Мы три года подряд с другом путешествовали по стране и сняли пять документальных фильмов о природном потенциале. Сначала искали возможность реализовать их на телеканалах, чтобы был широкий охват. Не получилось. Серию выложили в Интернет. Сейчас мне хочется снять фильм о талантливых казахстанцах. Идей очень много", - поясняет режиссер.

Первое свидание: она в платье и туфлях, а я с велосипедом

У Бахтияра с женой Гульнарой трое детей: Абулхаир, девять лет, дочь Камале, семь лет, и Дилмухамед, два годика.  

"С супругой познакомились в 2006 году, через два года поженились. На первом свидании я учил ее кататься на велосипеде. Она не была к этому готова, пришла в платье и туфлях. По поводу своего зрения я ей сказал не сразу, на втором или третьем свидании. Но насколько плохое зрение, она поняла много лет спустя. Она говорит: "Мне иногда кажется, что ты лучше других видишь". Поэтому таких случаев, чтобы возиться со мной, у нее не возникало. Достаточно сложно ей было понять, насколько плохое зрение и как это выражается.  Гульнара музыкальный педагог по классу виолончели. Она много времени посвящает творчеству и детям. Она заботливый и внимательный человек. Во многом благодаря ей я смог добиться определенных высот. За каждым успехом мужчины стоит великая женщина, это так. Мне с супругой очень повезло", - отметил спортсмен.

У старшего сына Бахтияра проблем со зрением нет. Младшие перенесли операцию, сейчас чувствуют себя хорошо. Несмотря на занятость, отец старается больше внимания уделять детям, приобщать их к спорту: "Я стараюсь с ними играть, куда-то ходить. Каждый ребенок - личность, каждому нужно уделить время".

Отец Бахтияра погиб в аварии в 2004 году. Мама живет с братом. "Мы часто ездим к ним в гости. Наши достижения не могут не радовать родителей. Мама сама говорит, что всю жизнь хотела, чтобы мы были достойными членами общества. У нее был стимул нас обеспечить, поставить на ноги, указать верную дорогу. Так же и я хочу помочь своим детям", - говорит отец троих детей.

Нас называли сумасшедшими

Бахтияр всегда был в погоне за острыми ощущениями: он пробежал марафон, летал на параплане и воздушном шаре, прыгал с тарзанки, нырял с аквалангом, катался на лыжах. Проект, которым он гордится, - веломарафон. Он организовал три уникальных тура для слабовидящих и незрячих людей: Алматы – Астана в 2016 году, Алматы – Иссык-Куль в 2017 году, Астана – Париж в 2018 году, проехав за два месяца более пяти тысяч километров и исколесив шесть стран (Казахстан - Россия - Беларусь - Польша - Германия - Франция).

"Организация веломарафонов - большая ответственность. Важна хорошая подготовка команды. Первый год мы катались на голом энтузиазме. У нас тогда не было ни денег, ни велосипедов. Купили старый транспорт, отремонтировали его. Когда на Иссык-Куль поехали, нас поддержал Фонд Первого Президента. В прошлом году нам помогла партия "Нур Отан", а также компании и посольства. На пути в Париж нам говорили, что мы сумасшедшие. Мол, профессионалы не одолели бы такой маршрут. Тренеры отказывались нас тренировать, не хотели брать ответственность. Наша сила воли, стремление, вера в то, что у нас все получится, оказались сильнее. Мы собрали около 10 тысяч евро на всю поездку, включая ремонты велосипедов. 36 дней ехали в одну сторону, 15 дней ехали обратно. В Европе нас встретили как героев, восхищались, ставили в пример. После таких марафонов открывается второе дыхание. У нас даже была мысль подать заявку в Книгу рекордов Гиннесса, но потом не хватило ресурсов", - пояснил руководитель проекта "Спорт без границ".

Ребята многих вдохновили своим личным примером. В проекте задействовано около 20 человек, группа растет, подключаются единомышленники из регионов. Вместе они хотят направиться в Туркестан.

"Ребята хотят заниматься велоспортом, но у нас нет велосипедов. Это в каждом регионе как минимум по два велосипеда нужно покупать, охватить бы хотя бы половину регионов. В турах очень многие зажглись, хотели к нам подключиться. В этом году организуем поездку по сакральным местам, посетим культурные памятники. Много разных мнений относительно нашей деятельности. Спрашивали, зачем незрячим путешествовать, они-то все равно ничего не видят. Мне кажется, люди так говорят неосознанно. Я описывал, как мы ощущаем это все, ощупывая стены, чувствуя запах. Один город представляется мудрым старцем, другой - молодым человеком, полный энергией. Такие проекты нужны, чтоб люди с инвалидностью выходили из дома. Чтобы общество принимало их, создавались условия. В Европе они везде: гуляют в парках, загорают на пляже, потому что есть условия. А у нас дорожки разрушены, пандусы не поставлены. Сейчас со стороны государства социальная поддержка достаточно серьезная. Нас слышат, мы выносим свои рекомендации, и это приятно", - подчеркивает велогонщик.

Бахтияр Базарбеков сетует, что третий год общество незрячих и слабовидящих не может попасть на прием к градоначальнику, чтобы поблагодарить его за создание комфортной инфраструктуры.

"После всех пробегов в Астане нас очень хорошо приняли, наградили, выразили благодарность. Было очень приятно. Нашему акиму мы уже три года пишем, хотим встретиться, просто поблагодарить за велодорожки. Но, видимо, письма до него не доходят, или у него времени нет. Не получается встретиться с Бауыржаном Байбеком. Я ориентируюсь по городу хорошо, иногда люди сопровождают. Но это связано больше с интуицией, плюс это мой родной город, знаю, где что находится. Когда у человека нет с детства зрения, мозг настолько привыкает к этому. Я не понимаю, как видит зрячий человек. Я беру все, что есть у меня, и максимально это использую: слух, обоняние, интуицию, плотность воздуха. Такие вещи, которые можно долго объяснять, вот эти все моменты в совокупности дают возможность нормально социализироваться. Грех жаловаться, я доволен жизнью", - заверяет он.

Велопутешественник намерен и далее мотивировать граждан своими безумными поступками. Он советует каждому не замыкаться в себе, проблеме, а искать выход.

"Когда общество видит, какие поступки мы совершаем, оно идет навстречу. Поэтому мы не хотим жалеть себя, сидеть дома. Важно, чтобы человек раскрыл свой потенциал. Это очень-очень сложный путь, нужно через много опытов, ошибок, слез пройти. В поте лица стремиться нужно, иметь силу воли, которая будет двигать вперед. По себе знаю, это очень сложное состояние, из которого самому достаточно сложно выбираться. Ты закапываешься, вокруг собираешь негатив, и кажется, что вообще ничего светлого не происходит. Нельзя в этом состоянии долго находиться. Наш проект нацелен на то, чтобы дать возможность ребятам поверить в себя. Стать мотивационной платформой, которая бы вдохновляла. Сейчас перед нами стоит много новых задач, таких как улучшение инфраструктуры. Мы планируем инициировать строительство велотракта Алматы - Капшагай, Астана - Боровое. Многие велосипедисты тренируются на трассе, где небезопасно и неудобно. Велодорожки очень удобны для передвижения, но для больших тренировок нужны профессиональные тракты", - считает Базарбеков.

Никогда не отчаивайтесь, и тогда возможности сами найдут вас.

Просмотров: 26
Категория: 
�����